00:00 

Танец метели

Рашми
Название: Танец метели.
Автор: Рашми.
Бета: только Word.
Фэндом: ориджинал.
Жанр: мистика.
Рейтинг: G.
Размер: мини.
Состояние: закончен.
От автора: написано в подарок на День рождения Marlin.

Сегодня мне опять пришлось неоправданно долго задержаться на работе и, выходя на улицу в начале одиннадцатого, я думала только о том, как побыстрее попасть домой. Колючий мороз, заявивший о себе, как только я покинула вестибюль, существенно подстегнул это желание. Ух, холодрыга! Поежившись, втянула голову в плечи, пряча нос в пушистом шарфе.
Подумав, что сократить путь будет не лишним, я решила пройти через стадион. Зимой здесь обычно заливали два катка: футбольное поле для всех желающих и чуть в стороне обустраивали место для любителей хоккея. Народ с удовольствием проводил тут время, стремясь насладиться недолгой зимней забавой. Звучавшая музыка и визг ребятни были слышны и за пределами стадиона. А из хоккейной коробки по соседству раздавались радостные вопли, периодически сменяющиеся звуками нескольких тел, смачно приземлившихся на лед или врезавшихся в деревянный бортик, с последующими нецензурными комментариями. Но сегодня стадион был непривычно пустынен - прокат по понедельникам не работал, а счастливых обладателей собственных коньков разогнали по домам позднее время и крепчающий мороз.
Поправив на плече сумку и плотнее засунув руки в карманы пуховика, я ускорила шаг. Мороз уже существенно начал пощипывать лоб и щеки. Все усиливающийся ветер ухитрялся забираться под одежду и бросал в лицо крошево мелких снежинок. Похоже, начиналась метель, пока еще легкая поземка змеилась по поверхности сугробов. Безлюдье стадиона и странная тишина, нарушаемая лишь свистом ветра и едва слышимым шуршанием снега, действовали угнетающе, заставляя быстрее переставлять ноги в стремлении вырваться на более людные улицы. Странное чувство все сильнее начинало овладевать мною. Ничем необоснованный страх охватывал тело и разум, по позвоночнику прокатилась волна липкой дрожи. Я нервно оглянулась и зашагала быстрее. Но нечто все продолжало надвигаться, бередило нервы, не позволяло легкомысленно отмахнуться от непонятных ощущений. Похожие чувства иногда возникали у меня во сне, когда вроде и убегаешь от опасности, но при этом ничуть от нее не удаляешься. Мысленно дав себе подзатыльник и обозвав трусихой и паникершей, постаралась отвлечься, старательно вспоминая план работы на завтра.
Одинокая светлая фигурка, замеченная на льду, заставила сбросить неизъяснимое чувство тревоги и с облегчением передернуть плечами. Все же я здесь не одна. Нашелся какой-то морозостойкий любитель зимних забав, который, не обращая внимания на капризы погоды, легко скользил по льду.
Проходя вдоль сугробной насыпи по краю ледяного поля, я наблюдала за движениями одинокой фигурки. Вблизи она приобрела очертание высокой тоненькой девушки в серых лосинах, короткой белой юбке и белой же меховой жилетке поверх серой водолазки. Сзади от талии и почти до икр спускались два белых «хвоста», судя по всему, это были ленты завязок банта. Приглядевшись, с удивлением поняла, что на фигуристке нет ни шапки, ни шарфа, ни варежек. Вот же! И не холодно ей, а мне просто глядеть на нее было зябко и… завидно.
Особо же мое внимание привлекли волосы девушки - светлые, невозможно чистого белого оттенка, цвета свежевыпавшего снега. Длинные чуть вьющиеся распущенные пряди разной длины были отданы на свободу ветру и, следуя движениям танцовщицы, то взмывали вокруг головы пушистым облаком, то мягкой волной опадали на спину.
Я начала замедлять шаг, любуясь движениями спортсменки-одиночки. В ее распоряжении было все поле, и она всецело пользовалась этой свободой, показывая дивное мастерство. Девушка скользила по льду удивительно плавно и грациозно, то ускоряясь, то замирая, все движения были легки и гармоничны. Меня нельзя назвать ярой фанаткой спортивных соревнований и фигурного катания в частности, но часть выполняемых элементов я знала и не могла не восхищаться, глядя, как легко и непринужденно одно движение сменяется другим, и на какой высокой скорости ведется весь танец. А ведь это был именно цельный танец, и хотя музыкальное сопровождение отсутствовало, создавалось ощущение, что все ее действия подчиняются определенному ритму.
Ветер. Точно, хоть это и глупо, но мне начало казаться, что рисунок танца зависел от яростных порывов ветра, то чуть меняющего направление, то затихающего, то вновь свирепо показывающего свой норов. И даже как будто снежинки следовали за фигуркой и танцевали вместе с ней, то кружась вблизи небольшими вихрями, то обвиваясь прозрачными снежными лентами вокруг фигуры и раскинутых рук. Легкая поземка, следовавшая по льду за лезвиями коньков, рисовала необычные узоры, подобно морозу на оконном стекле. И все это вместе создавало какую-то сказочную и нереальную картину.
Вот следует быстрая и четкая дорожка шагов, темп нарастает - усиливается ветер - свободный прокат, подскок и вращение. Вихрь снежинок окутывает фигуру серебристым ореолом. Остановка, ветер стихает, и белые пушинки оседают на лед. Изящный взмах руками и неторопливое начало новой серии элементов. Медленное скольжение, несколько простых движений и скорость вновь нарастает, ленты «хвостов» полощет снова возникший ветер, а за спиной образуется шлейф снежной пыли. Сильный толчок, недолгий миг полета в белом сиянии и каскад прыжков четверной-тройной-двойной, вновь пауза: и девушка, и стихия замирают. Изящный наклон начинает очередную часть завораживающего действа. Дорожка шагов, но уже совершенно иная сменяется неизвестными мне элементами. Скольжение неторопливо, как и ветер, словно ластящийся к фигуристке. Затем скорость нарастает, и новые прыжки возносят танцовщицу надо льдом…
Шаги, прыжки, вращения, знакомые и будто бы даже никогда невиданные фигуры складывались в стройный танец под музыку ветра. Она скользила, мастерски выполняя самые сложные элементы фигурного катания, и завершив движение и только чуть коснувшись лезвиями льда, она начинала следующее невообразимое па.
Замерев на месте, я с удивлением и каким-то детским восторгом наблюдала за поразительными выкрутасами фигуристки. И думала в тот момент только о том, как это невероятно, неправдоподобно легко, слишком гладко, немыслимо профессионально, чересчур свободно и… удивительно красиво. Закралась странная мысль, что я наблюдаю нечто не предназначенное для широкого зрителя. И поэтому, широко раскрыв глаза, старалась не пропустить ни капли из этого исключительного представления, невольным свидетелем которого оказалась.
В это мгновение танцовщица резко поменяла направление движения и направилась к тому краю поля, у которого, неприлично вытаращившись, застыла я. Резко затормозив напротив, девушка замерла в нескольких метрах лицом ко мне. Волосы опали идеально ровно ложась за сипну, и я сумела наконец рассмотреть ее лицо: светлая сероватого оттенка кожа, бледные губы, длинные невероятной густоты ресницы в тон волосам и глаза… Глаза были закрыты. Удивление, прочно поселившееся в моем сознании, смешивалось с неверием и глупым восторгом. Она что так и каталась, ничего не видя? Невозможно!
Девушка стояла совершенно неподвижно. Дыхание абсолютно спокойное, как будто не она сейчас показывала невероятной сложности этюд. Тут ко мне внезапно вернулось то чувство иррационального страха, напавшее на меня, как только я шагнула на территорию стадиона. И как-то вдруг я заметила, что ветер стих, снежинки медленно осели на землю, и необъяснимая давящая жутчайшая тишина опустилась вокруг. Я сказала, что до этого на стадионе было спокойно? Нет, вот теперь кругом царила поистине мертвая тишина. Пространство как куполом накрыло, отделяющим от всего остального мира. Отчего-то стало очень тоскливо.
Девушка медленно опустила руки, чуть приподняла подбородок и медленно открыла глаза.
Задушенный хрип сорвался с моих губ. Из-под густых ресниц на меня взглянули глаза без радужки и зрачков. Язык не повернулся бы назвать это глазами: два бездонных колодца, затопленных синевой невероятного насыщенного оттенка, вроде бы именно такой цвет называется ультрамариновым. В них не было никакого выражения, жизни и тепла, эти глаза были пусты, холодны и безжалостны. Возникло четкое ощущение, что я стою на краю пропасти и сейчас сорвусь вниз, в ледяную бездну. Этот потусторонний взгляд затягивал в синий омут, подчинял разум, и вымораживал тело. Я не могла моргнуть, отвернуться, даже чуть шевельнуться, только чувствовала, как все громче и чаще отдается в ушах стук сердца. Не оставалось ничего помимо этого взгляда, ничего вне его. Только я и опасная бездушная и стылая синь. Холод окутывал, тек по рукам и ногам все выше и выше к груди. Откуда-то пришло твердое ощущение, что когда он доберется до бешено стучащего сердца, случится что-то ужасное.
Громкое «пиууу», «бах», «бах» вырвало из этого ужасного состояния оцепенения. Взвившийся рядом с забором стадиона сноп разноцветных искр показал, что кто-то решил с толком использовать запасы, оставшиеся нерастраченными с Нового года. Я моргнула, с трудом сглотнув вязкую слюну, отступила на шаг и поняла, что звуки вновь заполнили окружающее пространство: тихий скрип качающегося фонаря, сирена «скрой» на проспекте, восторженные крики запускающей фейерверки компании. Стиснув кулаки, мотнула головой и, резко развернувшись на каблуках, направилась прочь, неровно переставляя окоченевшие ноги и прилагая все усилия к тому, чтобы не оглянуться и не броситься бежать. Проснувшаяся слишком поздно интуиция явственно советовала не делать этого.
Цепкая стынь понемногу отпускала тело. Вновь поднявшийся ветер свирепо бросался со всех сторон, сыпля в лицо порошей и мешая четко видеть тропинку. Ощущение чуждого взгляда, буравящего спину не отпускало, заставляя выдерживать ровный шаг, но на подходе к забору я сорвалась, пошла быстрее и на улицу уже буквально вылетела, в последний момент споткнувшись и шлепнувшись на тротуар. Поднялась и, даже не отряхиваясь и не обращая внимания на боль в коленях, быстро понеслась домой. Всю дорогу я старательно думала, не о том, что произошло, а о том, что похоже я больше никогда не захочу срезать путь.
А метель между тем набирала обороты…

Войдя в квартиру, я торопливо сбросила верхнюю одежду и, потирая холодные ладошки, устремилась на кухню, включила обогреватель, телевизор и поставила на плиту ковшик, решив, что горячее вино со специями - это то, что мне сейчас надо. Я все еще чувствовала холод внутри, а в баре была припрятана бутылка сухого красного на случай, если зимним вечером захочется глинтвейна. Пока напиток закипал, я нервно металась по кухне, меня не отпускало напряжение, все внутри мелко дрожало. Закончив с глинтвейном, налила его в большую кружку, обжигаясь сделала глоток и почувствовала, как по телу потекло долгожданное тепло. Глубоко выдохнув, устало плюхнулась на табурет и вытянула ноги. Обняв ладонями кружку, я бездумно уставилась в пространство, слыша, как за окном беснуется стихия.
Сидя в тепле родной квартиры, я наконец смогла расслабиться и успокоиться. Все произошедшее уже казалось чем-то нереальным, сном или бредом, требовавшего отдыха после трудового дня, сознания. Пожалуй, так и стоит думать, во всяком случае, так будет, наверное, гораздо проще.
Я огляделась, меня окружали привычные и понятные вещи и звуки. По экрану телевизора бежали кадры очередной идиотской рекламы, и голос вещал о совершенно необходимом зрителю товаре, ровно гудел обогреватель, закончившая разогрев моего позднего ужина, микроволновка противным писком требовала внимания.
Привычное завершение обычного дня, и все же этот день я никогда не забуду, потому что сегодня видела танец метели.

@темы: Муки творчества

URL
Комментарии
2013-10-08 в 01:03 

Потрясающе! Я сама в какой-то момент испугалась, но переведя дыхание, стала читать дальше..Очень необычно)) Спасибо))

2013-10-08 в 01:11 

Рашми
Спасибо за комментарий, о мой критик.
Рада, что понравилось. :)

URL
     

Winter rainbow

главная