23:11 

Три поздравления - три настроения

Рашми
Название: Три поздравления – три настроения
Автор: Рашми
Жанр: ангст
Рейтинг: G
Размер: мини
Состояние: закончен
Дисклеймер: все права принадлежат Накамуре-сан
Спасибо Marlin за помощь в отлове ошибок.
Фанфик написан на конкурс "С Днём Рождения, Шо!" на форуме команды LME, на конкурсе занял третье место.

День рождения твой не на праздник похож
Третье ноября.
Из гостей только я и докучливый дождь.
Впрочем, как вчера,
В жизни как обычно нет гармонии.
В музыке только гармония есть…
(Пушкина М.)

Закатное солнце, радовавшее накануне редким по красоте зрелищем ало-оранжевых сполохов, расцветивших полнеба, никоим образом не предвещало унылого утра с лохматыми тучами, которые опустились столь низко, словно хотели навсегда поселиться на вершинах небоскребов. Серая хмарь, висящая над городом и изредка сыплющая не сильным, но мелким и противным дождем, как нельзя лучше соответствовала отвратному настроению парня, неловко примостившегося в обнимку с гитарой на довольно широком подоконнике.
Настроение молодого певца Фувы Шо покоилось на отметке «настолько тошно, что хочется на луну выть». Но высказать свои чувства ночному светилу не получалось по причине затянутого тучами неба и того, что собственно день уже наступил. Очень хотелось сорваться на кого-нибудь, попридираться без причины, поругаться и испортить кому-нибудь настроение, но в обозримом пространстве доступных жертв не наблюдалось. Верная менеджер, словно предчувствуя опасность, срочно отбыла по делам, велев дожидаться и заняться, наконец, работой. Тут она была, бесспорно, права, пора было начать подготавливать репертуар для следующего альбома. Но вдохновения не было, точнее, было, но… какое-то очень кособокое. Коротенькие отрывки импровизаций, слетавшие из-под скользящих по струнам пальцев, звучали на редкость минорно и уныло и при исполнении могли вызвать только депрессию, поток слез и разочарование в несовершенстве мире, что в целом не слишком соответствовало общему стилю его репертуара.
И с чего бы ему так «хорошо»?.. Ах да, у него ведь день рождения. Чудесный радостный веселый праздник… Мда… Чего-чего, а вот радости он вовсе не чувствовал. На душе было на редкость муторно и тоскливо. Перебирая струны, он размышлял, куда делось то детское ощущение безоблачной радости, предвкушение праздника, поздравлений и гостей, удовольствие от восторженного личика вручающей ему подарок Кеко, сияющей словно это ее собственное торжество… И наверное еще ожидание чуда. Почему же это прошло, куда все делось? Детство закончилось?
Проверяя с утра электронную почту, он увидел поздравление от родителей, точнее от матери. Отец никогда не писал и не звонил ему, за них обоих всегда обращалась мать. Когда он оставлял родителям при случае свой е-мейл, он не думал, что получит хоть одно сообщение от них. Но потом изредка стали приходить короткие письма – поздравления с праздниками, концертами, новыми альбомами и прочим - на которые он еще реже отвечал. Слишком противоречивые чувства вызывали эти краткие сообщения, затрагивая что-то глубоко в душе. Наверняка кто-то из знакомых в подробностях объяснил матери, как пользоваться электронной почтой, сама бы она не разобралась. И всегда «мы с папой…» Чушь, отец так и не одобрил ни его отъезд, ни его успехи. Шо не мог точно сказать, почему несколько строк поздравления вызвали безотчетную грусть, но именно это и послужило толчком к тому, что теперь он сидел на подоконнике, терзая струны любимой гитары…
В целом сейчас было исключительно редкое для него состояние, когда не хотелось ничего. Ну, может только отвернуться от серого вида за окном, закутаться в плед и провести в компании телевизора «самый лучший день в году». И вроде он понимал, что в эту трясину тоски стоит только ступить, как она затянет еще глубже, не позволяя отвлечься и сбросить это состояние апатии, но в данный момент ему не хватало моральных сил и желания взять себя в руки и заняться делом. И он почти не шевелился, словно завороженный пейзажем за стеклом, удивительно гармонично сочетающимся с его внутренним состоянием, продолжая задумчиво перебирать струны.
Музыка часто помогала справиться со многими проблемами. Гитара плакала и страдала. Пальцы нервно бегали по струнам, то замирая, то продолжая движение, соскальзывали, заставляя морщиться от резкого диссонанса, и вновь возвращались в попытке выразить в рождающейся мелодии все то, что было в душе и чему не находилось слов. Постепенно неровные рваные звуки сменялись плавными переходами, приходила гармония и в музыку и в душу, принося облегчение. Он уже не раз обращался к музыке в сложные моменты, и тогда становилось легче, смурной настрой уходил, сменяясь увлеченностью работой, и часто в подобном состоянии рождался новый хит. Но сегодня пока особого покоя он что-то не ощущал…
Сполна заняться тщательным и размеренным погружением в депрессию ему не дали. Вернувшаяся Шоко не стала терпеть его капризы, а сердито сдвинув брови, за шкирку поволокла в агентство.

***
Первая половина дня пролетела незаметно и продуктивно. Он успел и поработать, вдохновляемый грозными покриками своего менеджера, и между делом получить множество поздравлений и презентов от разных знакомых и незнакомых личностей. В их число вошла и кучка девиц у входа в телестудию с визгами встретивших его прибытие.
Против обыкновения экзальтированные поклонницы вызвали лишь раздражение. Он скривился и тут же получил локтем в бок от Шоко:
- А теперь будь паинькой, улыбнись им и изобрази бесконечную радость от лицезрения своих фанаток, а то не так поймут.
Пришлось срочно искать в себе силы на обаятельную и снисходительную улыбку кумира миллионов.
В перерыве между съемками он пошел побродить в одиночестве и совершенно не ожидал в одном из не слишком многолюдных коридоров студии услышать знакомый голос:
- Шотаро!
Скрипом зубов отметив ненавистное обращение, он обернулся к той единственной, которая могла так к нему обратиться.
- Вот.
В руки ему ткнулся небольшой сверток, обтянутый шуршащей бумагой.
- Что это еще? – привычно возмутился певец, с неким удовлетворением отмечая, что тоска в душе свернула щупальца и отступила. Встречи с Могами вызывали у него какие угодно эмоции, но не уныние.
Кеко непреступно сложила руки на груди, словно отгораживаясь от него.
- Подарок. У тебя же сегодня день рождения. Так что принимай поздравления. Я, конечно, не уверена что вообще стоило это делать, но по-другому я тоже не могу.
«Совесть бы загрызла, правильную девочку, не иначе», - мрачно подумал он.
- Мне нужно быть бесконечно счастливым?
Губы уже по инерции произносили не слишком вежливые слова.
- Несмотря на все твои выкрутасы и свинское поведение, ты же мой друг детства, – отрезала девушка, - и глупо пытаться отбросить все, что было.
- Изменила себе и решила стать выше этого? – в голосе насмешка, но внутри внезапное бешенство от ее слов и от того, что уже не получается вызвать на ее лице те яркие эмоций, что несмотря на резкость она глядит спокойно и отвечает ровно, без злобы или ненависти.
«Друг детства. Вот как ты теперь говоришь, и в твоих глазах, направленных на меня, в последнее время я уже не вижу того яростного пламени, что так привлекало меня до недавнего времени и заставляло совершать нелогичные и не свойственные мне поступки, смотреть на тебя, любоваться тобой. Теперь в твоих глазах другой огонь, теплый и ласковый, он появляется там, когда ты смотришь на Него. Однажды заметив это выражение на твоем лице, я испытал ни с чем несравнимую досаду. В очередной раз Этот оказался впереди меня».
- Нет, наверное, просто изменила себя. – Она пожала плечами и серьезно и открыто посмотрела ему в глаза. – Повзрослела, вероятно, и переросла обиды. И уже не испытываю к тебе той ненависти. Знаешь, я поняла, что если бы не ты, я была бы совсем другая. А мне нравится то, что сейчас со мной и вокруг меня происходит. Так что я, в какой-то степени, благодарна тебе за то, что подтолкнул меня на этот путь. Возможно, и тебе пора измениться, день у тебя сегодня как раз подходящий.
«Повзрослеть. Ха! И от кого я это услышал, от вечного ребенка, чья голова забита феями, волшебниками и прочей сказочной ерундой».
Шо смотрел на девушку, и ему начинало казаться, что он теряет что-то важное. Хотя, нет, это чувство уже начало появляться у него, когда он увидел отблески ее чувств к Тому типу. И тогда же помнится, наблюдая за ними, он испытал небывалое наслаждение, видя, как его соперник смотрит на Кеко несчастно-влюбленными глазами, но при этом не видит ее чувств к нему. Певец в тот момент искренне пожелал им пребывать в этом неведении вечность.
Не придумав, что ответить на это заявление неожиданно изменившейся Могами, в очередной раз открывшейся ему с новой стороны, Шо решил закончить дискуссию, опасаясь ляпнуть какую-нибудь глупость и выставить себя идиотом.
- Непременно воспользуюсь твоим советом. - Сарказм все же прорвался в голос, - Но пожалуй поразмышляю над этим чуть позже, а то боюсь, если я задержусь тут еще немного, твой ручной цербер захочет порвать меня на несколько частей, сделав из сольного певца группу исполнителей.
Он покосился на материализовавшегося в конце коридора Цуругу, небрежно прислонившегося к стене неподалеку и внимательным, ничего не выражающим взглядом присматривающего за разговором.
Могами обернулась, и на ее лице расцвела дурацкая солнечная улыбка. Ужасно захотелось сказать какую-нибудь остроумную гадость, но внутри все клокотало в раздражении, а маячившая на периферии зрения высокая фигура мешала полету фантазии. Он мысленно сплюнул с досадой, мрачно развернулся и пошел прочь от парочки недогадливых идиотов.
- Бывай, Кеко. Спасибо за подарок. – А вот удержаться и не назвать ее громко по имени он не смог.
На соперника он решил даже не смотреть чтобы не накручивать себя еще больше, и, удаляясь по коридору, чувствовал сверлящий спину тяжелый взгляд.
«Охранник чертов, как собака на сене. Чтоб вам еще пару лет вокруг друг друга отплясывать».
Эта встреча оставила неоднозначные эмоции, однако от утренней хандры не осталось и следа. На смену пришли раздражение, досада и почему-то обида. Мелькнуло желание забросить пеструю коробочку куда подальше, но потом вспомнил, что подарки Кеко всегда были необычны и уникальны, а порой и сделаны своими руками. Досадуя на себя и свое любопытство, он закинул сверток в сумку и направился к Шоко.

***
Невероятная энергия, мощные эмоции, которые идут из зрительского зала во время выступления, это как своеобразный наркотик, от этого невозможно отказаться. И в очередной раз скрываясь за кулисами под восторженные вопли зала, Шо понимал зачем все это делает, и это давало мощный стимул, силы и желание двигаться дальше и работать еще усерднее, чтобы снова оказаться здесь, в этом море восторженных криков, безумных, глядящих с обожанием глаз, под шквалом восторженных эмоций. Но все же это также и невероятно выматывало: волнение и мандраж, короткие пять минут на сцене и откат, потому что он привык выкладываться полностью, не только получая, но отдавая часть себя зрителям. Выступления всегда дарили много эмоций и отбирали много сил, он чувствовал себя уставшим и измотанным, и был бесконечно рад, что этот день подходит к концу. Сегодня даже после выступления было как-то… пресно, первые будоражащие эмоции схлынули и стало понятно что чего-то не хватает. Удовлетворение было, удовольствие нет.
Машина въехала на подземную стоянку и Шоко, отстегнув ремень безопасности, повернулась к подопечному:
- Так непривычно видеть тебя в подобном состоянии. Ну же, Шо, не кисни. – Она легонько ткнула его кулачком в плечо. – Думаю, у меня найдется то, что поднимет тебе настроение. Не решилась показывать тебе это днем, так как весь рабочий настрой тебе наверняка сбила бы.
Она обернулась, подтянула с заднего сиденья сумку и вытащила из нее плотный конверт.
- Я ведь еще не поздравила тебя с днем рождения и полагаю, мой подарок - это то, что тебе сейчас нужно для восстановления на твоем лице привычного выражения уверенности и самодовольства.
Шотаро с трудом удержался от далеко не дружелюбных и благодарственных слов в адрес менеджера, она ведь целый день терпела его придирки и мрачное настроение. Поздравлений он сегодня получил предостаточно, но что-то ни одно из них не легло на душу и не принесло сколько-нибудь по-настоящему положительных эмоций.
- Вообще-то это пока закрытая информация и не для распространения, но… раз уж сегодня такой день… Только не спрашивай как это ко мне попало, ответа не будет.
Шоко усмехнулась, выжидательно глядя на него. Певец недоверчиво покоился на плотный желтоватый конверт и нарочито нехотя протянул руку. Вытащив несколько листов бумаги, он напряг зрение, пытаясь прочитать в полутемном салоне отпечатанный текст, и недоверчиво поднял взгляд на своего менеджера.
- С Днем рождения, Фува Шо! – Лучась радостью, воскликнула девушка, с любопытством следя за выражением лица певца. - Ну как, угодила?
Он сглотнул.
- Не думай, никакого обмана, результаты абсолютно точны и будут представлены в пятничной передаче, в которой ты появишься, а благодаря наилучшему из менеджеров, - она шутливо приложила ладонь к груди и склонила голову, - у тебя есть возможность ознакомиться с ними уже сейчас.
Шотаро откинулся на сиденье, прикрыв глаза и чувствуя, как по лицу расплывается далеко не добрая, но исключительно довольная победная ухмылка.
Очередной рейтинг популярности знаменитостей шоу-бизнеса, современные идолы Японии… И на первом месте впервые его имя…
Что ж усилия последних месяцев, судя по всему, не прошли даром. Успешный альбом, в который была вложена бездна времени и нервов, участие в реалити-шоу, пара привлекших внимание неординарных клипов, и тот саундтрек к последней громкой премьере, до сих пор не сходящий с первый строчек чартов, все его успехи и достижения в результате наконец-то привели его к этому…
Он с удовольствием ощутил, как наконец полностью исчезают, растворяются все эти неприятные, негативные, тошно-грустные прилипчивые эмоции, сменяясь ощущением дикой радости и триумфа, оставляющим в душе безбрежное ликование и ощущение полета.
- О, да… - Торжество в голосе грозило перерасти все мыслимые границы. - Это то, что без сомнения можно назвать идеальным подарком. Ты сегодня превзошла всех. Ха, и я тоже превзошел!
Он еще раз взглянул на бумаги, чуть наморщил нос и довольно фыркнул, глядя на фамилию Цуруги на четвертой строке. Падение соперника и собственное имя возглавляющее список вызвали ликование. Его внутренний эгоист восторженно потирал руки и приплясывал от восторга.
Напряжение и усталость «радостного» дня были смыты лавиной искренних положительных эмоций, на смену тоске явились радость, граничащая с упоением, и самодовольство. Эмоции захлестывали, с трудом удавалось держать себя в руках и более или менее спокойно сидеть на месте. Хотелось вскочить и изобразить американский «йес!» рукой и коленом. Шо резко взмахнул рукой и пребольно ударился, что чуть поуменьшило его эмоциональность, но ничуть не изменило направление мыслей и вид эмоций. Хотелось расцеловать драгоценный листочек и прижать к груди. Его маленькая победа, принесшая ему много радости. Он блаженно вздохнул.
- Хотя рано или поздно это должно было случиться, так что я не удивлен, скорее поражен, что ждать пришлось так долго…
- Ну-ну, не зазнавайся! – усмехнулась Шоко. – И с возвращением к привычному твоему состоянию, - добавила она, с улыбкой глядя на его лучащуюся довольством физиономию.
Позже в квартире вытряхивая из сумки ноты, Фува наткнулся на подарок Кеко, который впопыхах и приступе раздражительности так и остался не изученным. Задумчиво проведя пальцами по цветастой шуршащей бумаге, вспомнив рейтинг и, чувствуя внезапный азарт, он стиснул коробочку рукой и потянул за ленточку.
Может, чудеса и впрямь случаются на день рождения. Жаль только, что это единственный день в году. Значит… Значит, будем творить себе чудеса сами…
Он чуть мрачновато, но довольно улыбнулся:
«Ну что, Цуруга, пожалуй, еще посмотрим, кто окажется на вершине не только в бизнесе, но и в личной жизни».
Спать певец отправился с четким ощущением чуда и мыслями, что этот день рождения был не так уж и плох…

@темы: Фанфики

URL
   

Winter rainbow

главная